Этот текст-история о том, как девицы стают любовницами взрослых и нередко старых парней. Их нередко осуждают и презирают, но не достаточно кто думает, какое прошедшее у таковой девицы и почему так происходит.

Берем чувствительную девченку.
Добавляем неадекватную маму и нарциссичного отца.
Ждем 20 лет, получаем Ксению.

Ксения красота, как хороша.
В особенности, если Алексей Семеныч (простите, но дядек в таком возрасте и при таковых деньгах без отчества и не назовешь) ассоциирует ее со собственной супругой.
Супруга не так давно была на операционном столе, чтоб ей сделали кесарево.
Ксения тоже была под хирургическим скальпелем. Поправляла грудь.


Супруга выходит из детских комнат с пучком на голове, вялая за денек игр с детьми, загружает посудомойку, а позже садится поглядеть сериальчик с планшета, который безобразно подсвечивает уставшее лицо снизу.
Ксения в недлинной юбочке и с босыми ногами пляшет на Пьяцца-дель-Дуомо, когда ее привезешь в Милан на выходные. Площадь чудесно освещается фонарями, а девичий хохот принуждает забывать о стрессе (В медицине, физиологии, психологии выделяют положительную (эустресс) и отрицательную (дистресс) формы стресса).

Италия пахнет весельем и сексом.
На кухне пахнет котлетками.

Сделка ординарна: она ему юность, красоту и не так давно освеженную грудь, он ей новейший айфон сходу опосля выхода, прекрасные апартаменты на Невском (в аренду, естественно, на любовниц не записывают имущество), путешествия, тряпки.

Мы с Ксенией пьем кокосы на примыкающих лежаках в нашем отеле. Я люблю иногда поболтать с инстаграмными девченками из антропологического и писательского энтузиазма.


И вот, что я для вас скажу: это постоянно неадекватная мама в анамнезе. Всег-да.
Мама, которая не отзывалась на потребности девченки, поэтому что была очень занята собственной карьерой, личной жизнью, катастрофой, разворачивающейся в отношениях с супругом. Очень очень просто дама, очень не достаточно просто мама.

Что созодать малеханькой, тонко ощущающей этот мир, девченке? Куда ей отнести свои вопросцы, переживания, чаянья?
Остается 2-ой родитель (один из ближайших родственников человека, составляющий основу семьи).

И он, естественно, откликается на ее импульс. Он готов ее слушать и поддерживать, готов ее одобрять… за одним только условием: отец в определенной степени нарцисс и от дочки ему будут необходимы заслуги и восхищение.

Ему будет весьма трудно отказать для себя во внимающем взоре, которым глядит на него девченка. Для нее он становится целым миром, совершенным и безупречным родителем. 

Мы все проходим через это, но обычно больше любви достается мамы. А тут, тут все внимание, которое не надо прохладной маме, весь пирог детской любви – полностью для отца.

Беззаветно девченка восторгается отцом, а он, будучи человеком с нарциссическим нравом, быть может, в первый раз в жизни встречает реальное принятие и признание в очах дочки. Малышка считывает, что отцу ее восхищение весьма приятно, и это записывается, как наисильнейший механизм адаптации.

Рядом с ним висит еще одна программка: так как папа нарцисс, он и девченку делает своим нарциссическим расширением — и тем посильнее направляет на нее внимание, чем ярче она светит во наружный мир. Чем артистичнее читает стих на утреннике, тем громче папа хлопает из зала. Чем посильнее хвалят в школе, тем обширнее папа улыбается. Так год за годом они соединяются воединыжды в коалицию, где маме не остается места.

Бывает, мать еще может подлить масла, если начнет ревновать и соперничать с дочкой, опускаясь на уровень второго малыша в семье.

Вот и выходит, что заместо того, чтоб равномерно принять шокирующую для хоть какой девченки правду «папа на мне не женится», наша Ксения (либо Маша, Света, Аля, — сколько их таковых…) обретает иллюзию своей власти над мужиками через свою яркость и притягательность.

Ксения глубоко снутри не ощущает своей ценности, как человека, и задумывается, что единственный метод выжить в этом мире – прилепиться к сильному и большенному мужчине, и быть для него таковой, какой ему нравится. Как уйдет мода на огромную грудь, Ксения с легкостью подрихтуется под новейшие тренды, ведь снутри она не чувствует, чего же ей охото самой.

Она не понимает, как это чувствовать. Ведь в детстве у нее так и не случилось бесспорного принятия, которое напитывает и делает самооценку на всю жизнь. Маме было плевать на ее чувствительность, а папа признавал ее лишь с оглядкой на происшествия и свою выгоду.

Сейчас все повторяется. Алексей Семеныч в роли папы, другими словами папика. При этом Ксюшин радар будет останавливаться только на женатых мужиках, которых вроде бы недозволено получить полностью. Как заходят более-менее серьёзные дискуссии о разводе, энтузиазм сходу теряется, и радар переключается на иной объект.

Мамин же образ отражается в остальных женщинах, потому реальных подруг нет, а только сестры по несчастью, чтоб было нескучно шариться по магазинам и пить Просекко, когда папик занят работой либо дамой, которую он выбирает навечно и серьезно. И все это весьма обыденно, и весьма жалко.

Так что уделите сейчас искреннее внимание своим дочерям, поэтому что вы буквально не желаете им таковой истории.

 

 

23.04.2020

авторский текст паблика pro_roditelstvo

© mamochki.by
Перепечатка и копирование текста и фото без разрешения редакции запрещены
Направьте внимание: комменты читателей веб-сайта mamochki.by отражают лишь их личную позицию. Она может различаться от представления администрации веб-сайта. В согласовании с законодательством Республики Беларусь ответственность за содержание комментария несет лицо, его опубликовавшее. Если вы увидели комменты, нарушающие белорусское законодательство, сообщите о этом администрации веб-сайта.

Источник: mamochki.by