Усыновить ребенка из детского дома – сложное и важное решение в жизни человека. Татьяна Геросимович поделилась с нами своей историей удочерения маленькой Киры. О трудностях, о том, как выбрать своего ребенка, когда столько детей нуждаются в любви и заботе, и об адаптации.

 

Как решились удочерить ребенка и что предшествовало данному решению

 Наверно, начну с того, что я тесно соприкасалась с детьми из детских домов примерно с 16 лет . Я была волонтером, не один год мы посещали несколько детских домов Кобринского района, проводили уроки нравственности, организовывали пикники, спортивные мероприятия и помогали на различных праздниках детского дома. Я много общалась с педагогом-психологом из детского дома, она же и патронатная мама нескольких мальчишек. Спустя годы, уже уйдя из детского дома, дети иногда возвращаются к ней,  и она ведет их по жизни.  Так же я была знакома с некоторыми семьями, которые усыновили детей в семью.
Так я была не понаслышке знакома с темой усыновления, сиротства и того, что переживают дети, выйдя за стены детского дома после 18 лет, а некоторые и раньше, не имея взрослого наставника. Знала много подводных камней, знала, что приемные, как и кровные дети, могут в будущем вырасти жизнерадостными, добросовестными, трудолюбивыми, честными людьми, а может случиться и наоборот. Знала — каждому ребенку нужна семья. Только в семье ребенок может иметь шанс быть любимым, нужным, защищённый и уверенным по жизни.

Есть ли свои дети?

После свадьбы, мы с мужем, как и многие семьи, мечтали о ребенке. Время шло, но не получалось забеременеть. Детей хотелось, и, наверное, спустя два года мы как-то в порядке вещей заговорили с мужем о том, что может взять нам ребенка из детского дома.

Тогда это был просто разговор, ни я, ни муж не были против приёмного родительства, но сказали друг другу, ну если ещё через полгода не получится, тогда будем действовать, потом ещё раз мы проверили здоровье, получив результат «здоровы», начали всерьёз думать об усыновлении. ЭКО мы не рассматривали, решили этим путем не идти, много сил, здоровья и денег нужно было вложить, но гарантии никто не дает, что можно выносить и родить.

Решили — лучше будем вкладывать в приёмного ребенка. Начали говорить с родными и близкими на эту тему. В основном все хорошо восприняли нашу идею и готовы были нас поддержать в нужный момент. Решение было принято в январе 2018 года, спустя 4 года после свадьбы. В феврале я пошла в отдел образования подавать заявление, или даже я бы сказала, просто произнести вслух органам опеки, что мы хотим усыновить ребёнка.

Какие бумаги нужно было оформить и как проходит процедура удочерения

Честно, я даже не представляла, с чем нам придётся столкнуться.
Нам выдали лист, что нужно собрать и что пройти, перед тем, как мы напишем заявление на усыновление.
Я посмотрела в лист и ничего особо страшного, на первый взгляд, не увидела: справки с работы,  медицинская комиссия, и ещё несколько справок. Много справок и запросов специалист из отдела образования делает сам. Самое главное — нужно было записаться на курсы усыновления, вот с этим у нас были проблемы. С февраля нам четыре раза откладывали дату обучения, так как им было неудобнопроводить для нас одних , то мы не совпадали по их годовому плану, то еще по каким-то причинам. Чудо свершилось в октябре, мы стали проходить обучение. Прошли за день медкомиссию, собрали нужные справки и в отдел образования. Тут-то и началось, стали задавать вопросы: «Как это мы собрались усыновлять и не имеем своего жилья?». Съёмная официально квартира в новом доме не устраивала, хотя по закону имели право усыновлять в официально съёмное жилье.

Пришлось съехать к моим родителям, тогда там нам сделали акт осмотра жилья и подписали документы, к этому времени мы прошли обучение и наконец получили заветные слова, что мы подходим в кандидаты на усыновление.

В общей сложности у нас с момента обращения и до момента поставки на очередь на усыновление ушло 11 месяцев. И с момента постановки на очередь и до звонка из национального центра усыновления прошло 4 месяца. И с момента знакомств и до того, как Кира попала домой, прошло 1,5 месяца. Еще трудности были при поездках в детский дом. Нам необходимо было установить связь с ребенком. Мы ехали за 600 км и до сна детей мы иногда не успевали, Киру нам не давали, мы сидели, ждали, когда она проснётся, общались 1-1,5 часа и снова на поезд домой. Один раз ездили на два дня, снимали квартиру, и тогда у нас получилось больше пообщаться с нашей девочкой.

Сам суд длился около 2-х часов. Вопросы, вопросы, вопросы… Зачем нам это? Почему именно девочка? Что будет, если родим сами? Что, если не справимся?  В таком духе много было вопросов. Судью возмутило то, что мало времени мы провели на встречах с Кирой, вдруг недостаточно для того, чтобы понять наша ли девочка. Но все прошло успешно и суд установил, что Кира отныне и навсегда наша! Решение в силу по законодательству вступило через 15 дней. Еще с неприятностью столкнулись в суде, когда забирала, готовое решение. Сложно было отдать документы, хотели, чтобы мы подождали еще пару дней, после того как решение вступило в силу, и мы были законными родителями девочки. Одна сотрудница суда мне заявила, что вы нервничаете, неделей раньше заберёте, неделей позже, подумаешь. Я настояла на своём, и мы получили заветные документы.

Все что нас не убивает, делает нас сильнее и мудрее!

Как выбрать ребенка, когда столько брошенных детей, а подарить семью нужно кому-то одному

В выборе ребёнка на тот момент было всё сложно, я заходила на сайт дадому.by и листала анкеты. В те глазенки смотреть было тяжело, я готова была забрать каждого. Мужу показывала, смотри, смотри какая хорошенькая девочка, а он мне говорил: «Девочка, как девочка», это так расстраивало, так хотелось свою родную, а как её выбрать? Как понять, что она твоя? Я закрыла сайт и сказала мужу: «Всё, мы больше не ищем! Мы будем молиться за нашу девочку, и Бог нам её пошлёт»!

Я была настолько уверенна в этом, и мы молились и ждали, что нам позвонят. Мы указали девочку от рождения и до 4 лет. Так, мы с января по апрель жили, молились и строили наше жилье (это отдельная история). Вдруг апрельским днем мне звонит взволнованный муж и говорит: «Звонили из НЦУ, девочку предлагали, угадай, как зовут?» и смеется. Я ответила, что не знаю, а он мне – Кира! У нас с ним 5 лет прожила кошка Кира. Я тоже рассмеялась, а сердце забилось, говорю – «точно судьба»!

Муж ещё что-то про диагнозы сказал и дал номер, чтобы позвонить специалисту. Я позвонила, дабы подробнее узнать о девочке. Мне назвали ее диагнозы: смешанное расстройство языка и речи, тубинфицированная, сказали возраст, как выглядит — с коротко стрижеными волосами, русого цвета и голубыми глазами и добавили, хотите, приезжайте, смотрите. Я специалисту объясняю, что мы живём за 600 км, может фото девочки можно посмотреть, может, есть на сайте… На что мне ответили: в базе её нет, на фото девочка страшная, хотите, приезжайте и смотрите. Я прошу время, снова с мужем по телефону решаем, что делать, муж сказал: «О чем думать, поехали, посмотрим».

Я обрадовалась, судьба! И тут начало, приходить осознание, что совсем скоро нам нужно будет сделать выбор, возьмём на себя ответственность за жизнь маленькой девочки или развернемся, уйдем, безжалостно ранив маленькое сердечко. Что значит страшная на фото? Что значат те диагнозы? Что значит страшная на фото? Наша девочка или не наша?

Так, мы 15 апреля поехали на первую встречу к нашей Кире. Мы её увидели, это была маленькая, зажатая, испуганная девочка, которая юркнула ко мне и прижалась. После 20 минут общения, муж сказал: «Что тут думать, мы её заберём». И мы подписали согласие на нашу Киру.

Как Кира приняла своих родителей

После первых 20 минут, когда мы подписали на Киру документы, после сна у нас была ещё одна встреча, и мы сидели стушевавшись. Как себя вести? Что говорить? Этому не учат, для таких минут нет шаблонных действий. Мы начали вести обычный разговор: «Таня, Андрей» … Тут подошла, нянечка и говорит: «Никаких Таня и Андрей, всё, вы мама и папа». С тех минут мы для неё мама и папа. У нас все время знакомства с Кирой заняло 3 поездки — 6 часов свиданий, преодолевая такое расстояние, нам давали в день видеться по 1,5 часа максимум. Когда мы приехали с решением суда забирать малышку домой, дети находились во дворе детского дома, вдали стояла группа Киры. И она, увидев нас, помчалась, не озираясь на детей, воспитателей, она заскочила ко мне на руки и ушла, ушла в неизвестность с чужими, по сути, людьми на тот момент. Жажда родителей, жажда любви и ласки, превысили в ней ощущение детской безопасности. Кира приняла нас тогда на первом знакомстве. Девочка ждала нас и верила, что мы увезем её в мир любви, заботы и защищённости.

Период адаптации и первые сложности
Адаптация — конечно была. В первую очередь хочу сказать, адаптация была у нас. Ведь по сути, мы — свободные, с чёткими границами, правилами и устоями взрослые люди, и тут в нашу жизнь врывается трехлетний ребёнок, со своим прошлым багажом, со своими стрессами и страхами. Сложно было мне привыкнуть к тому, что я уже мама и что должна любить свою малышку безусловно, несмотря ни на что и ни на кого!

После двух теплых дней началась жёсткая адаптация для всех нас. Помню, ложимся спать, а Кира украдкой подносит к своему рту ножку и лижет ее, пальчики свои, а у меня сердце разрывается, глаза полные слез и ужаса. Я аккуратно, чтоб не ранить дочку, спрашиваю, зачем так? Кира молчит, смотрит на меня. Объясняю, если помыть хочет, то можно водичкой или влажной салфеточкой, и так пару раз, а потом она говорит: «Ножка болит, мама». Она так себе ножку лечила, боялась сказать и лизала. После того, как мне объяснила, что происходит, перестала лизать.

Кира вся состояла из страхов. Она боялась воды, еды, горшка, коляски, людей. Мы ее всему учили осторожно с любовью. Не умела есть, мы её кормили, поили. Учили всем бытовым навыкам. Вот кухня — готовим кушать, вот машинка стирает одежду, нужно чистить зубки, одежду и игрушки складывать. Самое сложное — это был плач, хотя нет, это был не плач, это был вой. Кира могла проплакать всю ночь, мечась по кровати, будто её мучили кошмары. От полученных эмоций и большого количества информации её рвало на части. То, что для обычных детей норма, для Киры было избытком. Хотя мы старались инфомарцию давать аккуратно, по чуть-чуть, но для нее все равно этого было много. Истерики было много и всюду, было много ее «неть».

Спасибо моим родным, друзьям и коллегам, они помогали нам, поддерживали. Я могла оставить Киру на маму или мужа и уйти прогуляться, в тишине попить кофе в кафе. Ещё очень круто мне помог велосипед, я купила детское кресло, и мы садились и ехали куда глаза глядят, катаясь по всему городу. Кира рассматривала всё вокруг, задавала мне много вопросов, я отвечала. Мы учили, какого цвета небо, деревья… Кира пела песни во весь голос, а ветер дул в лицо и свежий воздух лечили нас, воссоединяли друг с другом.

 Но среди всего этого Кира менялась, она всё впитывала просто на лету! Спустя месяц стало намного легче и мы наслаждались общением друг с другом, много работы было проделано, чтобы наверстать упущенное моменты в воспитании, гигиене, бытовых аспектах. Мы развили речь, память, социализировались.

Мы вместе пережили адаптацию, разобрались с реальными диагнозами, которых не было в медицинской карте, но они выявились, когда мы привезли Киру домой.

Бог нам подарил одаренную, умную, прекрасную, ласковую девочку.

Что с биологическими родителями девочки
Знаем лишь то, что мать-одиночка лишенная родительских прав за ненадлежащий уход за ребёнком вследствие пристрастия к алкоголю. Кира у неё дважды изымалась, после второго случая мать лишили родительских прав.

Говорить ли правду Кире?

Мы уже говорим, хотя Кира закрыла свое подсознание о прошлой жизни и ничего из него не воспроизводит.

Перед сном Кира любит, чтоб мы рассказали сказки.

Вот я как-то начала, что у одних мамы и папы не было деток, и они просили Бога подарить им девочку, а далеко-далеко жила девочка Кира, с чужими тётями и детками и ей было, очень грустно и одиноко. И Бог решил этой девочке подарить родителей, у которых не было деток. Теперь это любимая сказка, она обрастает разными дополнениями. Мы Кире её рассказываем, а она нам. На данном этапе это достаточно, а дальше с взрослением будем объяснять более подробно, если будет необходимо.

Я и муж только за правду, доверительные отношения не построишь на обмане, мы против тайны усыновления. Тайна усыновления — это не только от ребенка скрыть правду, но и от окружающих нас людей. От вторых, мне кажется, нереально скрыть, есть моменты, что даже в законодательных документах есть противоречия, некомпетентность в медицинских учреждениях, в жилищном фонде, то, с чем нам пришлось столкнуться, когда оформляли, прописывали Киру по приезду. Поэтому лучше пусть узнает сразу от нас, чем всплывет позже от кого-то и надломит все построенные отношения. Знаю случаи, когда дети, узнав в подростковом возрасте, что их усыновили, очень обижаются и закрываются от родителей и окружающих людей. Знаю пример, когда девушка не знает, что ее усыновили с рождения, родители сохранили тайну усыновления, а девушку мучает беспокойство, тревожность, что ее как будто оставили, предали.

Советы всем, кто хочет так же взять приемного ребенка

Я бы посоветовала первое — здраво оценивать свое желание сделать это.

Записаться на семинары, в Минске есть общество «ЗаУсыновление», они оказывают поддержку не только вступившим на этот путь, но и тем, кто только желает усыновить детей.

Пообщаться с семьями, кто уже принял ребенка в семью

Пройти курсы по усыновлению.

Читать книги, форумы, в социальных сетях, есть много мам, которые делятся опытом приемного родительства.

Побывать волонтером в детском доме или пообщаться с сотрудниками детских домов, они вам много расскажут того, что вы не услышите на курсах по подготовке к усыновлению.

Не ждать, что вы возьмете идеального ребенка и будете жить долго и счастливо.

 

 

12.01.2020

© mamochki.by
Перепечатка и копирование текста и фотографий без разрешения редакции запрещены
Обратите внимание: комментарии читателей сайта mamochki.by отражают только их личную позицию. Она может отличаться от мнения администрации сайта. В соответствии с законодательством Республики Беларусь ответственность за содержание комментария несет лицо, его опубликовавшее. Если вы заметили комментарии, нарушающие белорусское законодательство, сообщите об этом администрации сайта.

Источник: mamochki.by