Арсенал иммунотерапии меланомы включает анти-PD-1 и анти-CTLA-4 препараты, талимоген лахерпарепвек, адоптивную клеточную терапию (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) и остальные инструменты.

Иммунотерапия продолжает поменять ландшафт современной онкологии.

Молекулярный механизм деяния иммунотерапии основан на содействии иммунной системы и специфичных молекул, присутствующих на поверхности раковых клеток.

Вызванный иммунопрепаратами ответ против новообразований, обычно, опосредован цитотоксическими T-лимфоцитами.

Чтоб организм мог отреагировать против чужеродной клеточки, нужно поначалу активировать «доверчивые» T-клетки.

Цитотоксический ответ быть может запущен при помощи 2-ух сигналов:

• первичный сигнал опосредуется Т-клеточным сенсором (TCR), связанным со специфичным антигеном на антигенпрезентирующей клеточке (АРС);
• вторичный сигнал основывается на содействии меж сенсором CD28 на поверхности лимфоцитов и CD80 / 86 на антигенпрезентирующей клеточке.

Иммунные клеточки должны также получать ингибирующие сигналы, которые защищают организм от аутоиммунных реакций, помогают надзирать воспаление (Воспаление — сложная местная реакция организма на повреждение) и отвечают за толерантность материнского организма к клеточкам плода.

По сей день для исцеления рака были одобрены бессчетные био препараты, включая ритуксимаб, трастузумаб, алемтузумаб и авелумаб.

Иммунотерапевтические агенты против PD-1 (ниволумаб, пембролизумаб) и анти-CTLA-4-антитело ипилимумаб стали первыми инструментами иммунотерапии при метастатической либо неоперабельной меланоме. В постсоветских странах данные препараты доступны в качестве терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) первой либо 2-ой полосы при прогрессирующей меланоме.

Иммунотерапия меланомы сейчас находится на шаге становления и приводит к постепенному улучшению выживаемости пациентов.

Результаты, выставленные на крайней встрече Южноамериканского общества медицинской онкологии (ASCO), проявили высочайшие характеристики ответа на новейшие композиции ингибиторов иммунных контрольных точек (анти-CTLA4 и анти-PD1) с разными типами иммунотерапии либо таргетной терапией (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление).

Сейчас в рамках бессчетных клинических испытаний продолжают изучаться разные композиции, в особенности для пациентов с меланомой, у каких болезнь прогрессировало на ингибиторах иммунных контрольных точек.

Добавление эпакадостата к пембролизумабу оказалось довольно неопасным и действенным (частота ответа 56%, 6% полных ремиссий), но не привело к ожидаемым результатам. Эффект зависел от присутствия белка PD-L1 в опухолях (частота ответа — 71% у пациентов с положительным статусом PD-L1 по сопоставлению с 29% у пациентов с отрицательным статусом PD-L1).

Крайние данные, приобретенные в процессе клинических испытаний с ролью пациентов, у каких на фоне иммунотерапии наблюдалось прогрессирование заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности), указывает сохранность и эффективность ингибитора иммунной контрольной точки LAG-3 в комбинированной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) с ниволумабом (55 участников).

Частота ответа в данной за ранее пролеченной группе достигнула 12,5%.

Последующая композиция онколитического вируса CVA21 с ипилимумабом, испытанная на группе 22 пациентов, показала высшую частоту ответа, при этом у 4 пациентов была отмечена полная ремиссия.

Перспективной возможностью для пациентов с меланомой, ранее получавших ингибиторы иммунных контрольных точек, является энтиностат. Этот продукт в композиции с пембролизумабом дает впечатляющую частоту ответа 31%.

Первой областью внедрения иммунотерапии стали почечно-клеточный рак и меланома. Болюсные инфузии интерлейкина-2 в больших дозах (HD-IL-2) были одобрены FDA в 1998 году для исцеления метастатической меланомы в связи с долгим ответом.

Тогда общая частота ответа (ORR) достигнула 16% (полный ответ 6%, частичный ответ 10%), при этом 60% полных респондеров демонстировали длительные ответы, что показывает на возможность длительного контроля микрометастатической меланомы при помощи HD IL-2.

Тем не наименее, введение HD-IL-2 постоянно просит госпитализации пациентов с интенсивным мониторингом. Применение этого продукта ограничено спец центрами с персоналом, который имеет достаточный опыт работы с данной схемой исцеления.

Во время исцеления интерлейкином пациенты подвергаются риску полиорганных осложнений, потому подступают лишь юные пациенты без суровых сопутствующих болезней.

Вторым продуктам, одобренным лишь для адъювантной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) резецированной меланомы высочайшего риска, был интерферон альфа (INF-α, Интрон А).

У пациентов с метастатической меланомой INF-α показывает высшую противоопухолевую активность при ORR 22% (полный ответ <4%). Необходимо подчеркнуть, что ответы в большей степени были ограничены пациентами с низкой опухолевой перегрузкой.

Побочные эффекты терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) интерфероном оказывают существенное воздействие на состояние жизни. Лихорадка, слабость, утомляемость, миалгия, аутоиммунные явления в ряде всевозможных случаев вынуждают нездоровых отрешиться от терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания).

Пегилированный INF-α (Пегинтрон) обеспечивает нормальную переносимость при аналогичной эффективности у нездоровых с метастатическим болезнью.

Клиническая полезность от болюсного IL-2 и / либо INF-α предоставила «доказательство концепции» для последующих исследовательских работ в области иммуноникологии и дозволила иммунотерапии меланомы развиваться в течение крайнего десятилетия.

Ингибиторы иммунных контрольных точек в лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания) меланомы

Ниже приведены самые современные данные с теоретическим обоснованием клинического использования ингибиторов иммунных контрольных точек при меланоме.

Антитела против CTLA-4

В 1987 году Джеймс Эллисон идентифицировал антиген 4 цитотоксических Т-лимфоцитов (CTLA-4), который предотвращал атаку Т-лимфоцитов на опухолевые клеточки. Появилась мысль, что блокада CTLA-4 дозволит активировать иммунную систему против рака.

В 1996 году возникли 1-ые экспериментальные данные о противоопухолевой активности блокады молекул CTLA-4 у грызунов, что и позволило перевести новейшую молекулу в раннюю фазу клинических испытаний.

В 2010 году были представлены выдающиеся данные клинического тесты III фазы MDX010-20 о противоопухолевой активности ипилимумаба, и сходу опосля этого продукт был зарегистрирован для исцеления прогрессирующей меланомы.

1-летняя и 2-летняя выживаемость пациентов была равна 46% и 24% для ипилимумаба, тогда как для контрольной группы эти характеристики составили 25% и 14% соответственно.

Более широкая группа была описана в статье Schadendorf et al. и включала 1861 вариант из 2 испытаний III фазы, 8 из II фазы, еще 2 из наблюдательных исследовательских работ, также 2965 пациентов, получавших ипилимумаб в рамках программки расширенного доступа.

Период наблюдения достигнул 10 лет. 3-летняя выживаемость достигнула 21%, а опосля этого периода наблюдалось плато с вопросцем сохранности, связанным с эффектом активации аутореактивных лимфоцитов. Крайний отмечался у 18-23% пациентов.

Более частыми явлениями были колит, поражения кожи и эндокринопатии.

Антитела против белка запрограммированной смерти-1 (PD-1)

Okazaki et al. нашли на Т-клетках молекулу, которая была названа белком запрограммированной клеточной смерти (необратимого прекращения жизнедеятельности организма) 1 (PD-1).

Спустя практически 20 лет было создано антитело против PD-1.

Клинические данные разрешают гласить о том, что анти-PD1 иммуноглобулины более эффективны при меланоме. В клиническом испытании CheckMate 066 продукт ниволумаб давали 210 клиентам с неоперабельной либо метастатической меланомой.

1-летняя выживаемость достигала 72,9%, а медиана выживаемости без прогрессирования заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) (PFS) была равна 5,1 месяца.

В клиническом испытании KEYNOTE-006 сравнивался пембролизумаб, вводимый любые 2 недельки либо 3 недельки, с ипилимумабом — в 4 дозах любые 3 недельки. 1-летняя выживаемость достигнула 74,1%, 68,4% и 58,2% в каждой группе соответственно.

Как ниволумаб, так и пембролизумаб показали беспримерно высшую эффективность и существенно улучшили прогноз у пациентов с меланомой.

Крайние данные свидетельствуют, что ответ на исцеление является устойчивым даже опосля прекращения иммунотерапии. Отдаленные результаты тесты KEYNOTE-006 проявили, что у 91% пациентов, которые окончили двухгодовой протокол, рак не прогрессировал.

Как ниволумаб, так и пембролизумаб показывают еще наиболее желательный профиль сохранности, чем ипилимумаб. Связанные с активацией иммунитета ненужные явления в 3 либо 4 степени (в согласовании с CTCAEv4) отмечены у 10–13% пациентов и были почти всегда управляемыми системными кортикостероидами.

Клинические данные подтверждают, что ингибиторы иммунных контрольных точек показывают в особенности высшую активность ранее пролеченных пациентов с раком мочевого пузыря, меланомой и немелкоклеточным раком легкого.

Было высказано предположение, что ответ во время иммунотерапии зависит от количества так именуемых неоантигенов — антигенов, представленных на раковых клеточках, которые являются результатом опухолеспецифических мутаций.

Вправду, упомянутые выше новообразования характеризуются в особенности огромным количеством соматических мутаций (мутационная перегрузка опухоли (Опухоль (син. новообразование, неоплазия, неоплазма) — патологический процесс, представленный новообразованной тканью)).

Некие данные свидетельствуют, что даже посреди меланомы существует корреляция меж мутационной перегрузкой и степенью медицинской полезности от иммунотерапии.

Композиция анти-PD-1 и анти-CTLA-4

На основании результатов доклинических исследовательских работ подтверждено, что применение 2-ух ингибиторов контрольной точки (анти-PD-1 и анти-CTLA-4) соединено с завышенной инфильтрацией воспалительных клеток (Т-лимфоцитов) и существенно наиболее высочайшей противоопухолевой эффективностью комбинированной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания).

Результаты клинических испытаний Checkmate-069 и Checkmate-067 подтвердили, что композиция владеет впечатляющей медицинской противоопухолевой активностью.

В 2015 году результаты CheckMate 067, посвященного метастатической / неоперабельной меланоме, подтвердили очевидное преимущество композиции ниволумаба и ипилимумаба по сопоставлению с монотерапией ингибиторами контрольных точек.

Самый высочайший показатель ответа достигнут в комбинированной группе, но монотерапия с ниволумабом действовала лучше, чем один ипилимумаб; частота ответа составила 57,6, 43,7 и 19% соответственно. Наиболее того, композиция ингибиторов иммунных контрольных точек отдала наилучший из размещенных к истинному времени итог у пациентов с метастатической меланомой.

Медиана выживаемости без прогрессирования составляла 11,5 месяцев и была существенно больше, чем медиана для 1-го ипилимумаба — 2,9 месяца. Общая выживаемость также стала лучше при комбинированной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания), и составляла 64% для композиции против 59% для монотерапии ниволумабом и 45% для ипилимумаба.

Побочные эффекты, связанные с исцелением, имели пространство у 82,1% пациентов в группе ниволумаба, у 95,5% пациентов в группе ниволумаб + ипилимумаб и у 86,2% пациентов в группе ипилимумаба. Более частыми ненужными явлениями в комбинированной группе были диарея (44,1%), утомляемость (35,1%) и дерматологический зуд (33,2%).

Частота ненужных явлений 3/4 степени также была выше в группе комбинированной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) (55,0%), чем в группе ниволумаба (16,3%) либо в группе ипилимумаба (27,3%).

Выставленные результаты подтверждают клиническую применимость комбинированной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) по сопоставлению с монотерапией, но нужно учесть профиль токсичности.

Для исследования биомаркеров пациенты были разбиты в согласовании со статусом PD-L1.

В популяции с положительным статусом PD-L1 (наиболее 5% клеток с экспрессией) медиана выживаемости без прогрессирования составила 14,0 месяцев, в группе ниволумаба — 14,0 месяца, в группе ниволумаб + ипилимумаб, а в группе ипилимумаба 3,9 месяца.

Посреди пациентов с отрицательным статусом опухоли (Опухоль (син. новообразование, неоплазия, неоплазма) — патологический процесс, представленный новообразованной тканью) PD-L1 медианная выживаемость без прогрессирования составила 5,3 месяца, 11,2 месяца и 2,8 месяца соответственно.

Таковым образом, композиция ингибиторов контрольных точек является лучшим вариантом, когда экспрессия PD-1 ниже 5%, в остальных вариантах 1-го ниволумаба довольно для заслуги удовлетворительных результатов исходя из убеждений выживаемости с мало ядовитым профилем терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания).

Ипилимумаб не считается продуктам первой полосы при метастатической меланоме. Ниволумаб либо пембролизумаб следует назначать в монотерапии либо в композиции с антителами против CTLA-4.

В свете крайних исследовательских работ комбинированная терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) в главном нужна клиентам с метастазами в мозг (центральный отдел нервной системы животных, обычно расположенный в головном отделе тела и представляющий собой компактное скопление нервных клеток и их отростков) (популяция с весьма неблагоприятным прогнозом).

В 2017 году данные тесты CheckMate 204 проявили существенное улучшение выживаемости пациентов с бессимптомными метастазами в мозг (центральный отдел нервной системы животных, обычно расположенный в головном отделе тела и представляющий собой компактное скопление нервных клеток и их отростков) (по последней мере, один метастаз размером 0,5–3,0 см), получающих комбинированную терапию (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания), по сопоставлению с монотерапией ипилимумабом.

Исцеление базировалось на последующей схеме: ниволумаб (1 мг/кг) + ипилимумаб (3 мг/кг любые 3 недельки × 4), а потом ниволумаб 3 мг/кг любые 2 недельки до прогрессирования заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) либо неприемлемых реакций токсичности.

Стереотаксическая радиохирургия была разрешена в этом исследовании.

Из-за 56% достигнутых в этом исследовании внутричерепных ответов было высказано предположение, что ингибиторы иммунных контрольных точек можно применять при метастатической меланоме с метастазами в мозг (центральный отдел нервной системы животных, обычно расположенный в головном отделе тела и представляющий собой компактное скопление нервных клеток и их отростков).

Результаты рандомизированного тесты II фазы, где пациентов делили на группы ниволумаб + ипилимумаб либо ниволумаб + плацебо, проявили, что внутричерепной ответ почаще достигается при комбинированной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) (44%), чем при монотерапии (20%).

В испытании 6-месячная выживаемость без прогрессирования составила 50%.

Талимоген лахерпарепвек (T-VEC)

В то время как вышеперечисленные вещества являются моноклональными антителами и работают по принципу блокады контрольных точек, T-VEC — неповторимый онколитический вирус, который был на генном уровне изменен для нацеливания на опухолевые клеточки и одновременного усиления противоопухолевого иммунного ответа.

Спецы по генной инженерии ввели T-VEC ген гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора, в то время как гены, кодирующие ICP34.5 и ICP47, были на сто процентов удалены для обеспечения селективности в отношении опухоли (Опухоль (син. новообразование, неоплазия, неоплазма) — патологический процесс, представленный новообразованной тканью).

В процессе недавнешнего клинического тесты III фазы T-VEC ассоциировали с подкожными инъекциями GM-CSF в группе из 436 пациентов с неоперабельной меланомой IIIB, IIIC либо IV стадии. Онколитический вирус показал клиническую пользу с продолжительными ответами в подгруппе пациентов со стадией IIIB / IIIC / IVA, где медиана общей выживаемости достигнула 41,1 месяца.

Адоптивная клеточная терапия (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление)

Адоптивная клеточная терапия (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление) (ACT) подразумевает сбор лимфоцитов с отбором in vitro, их модификацией и активацией с следующей инфузией обработанных лимфоцитов назад в организм пациента для индукции иммунных противоопухолевых реакций.

Почаще всего для ACT употребляются лимфоциты периферической крови (внутренней средой организма человека и животных) либо инфильтрирующие опухоль (патологический процесс, представленный новообразованной тканью) лимфоциты (TIL).

Клиническое испытание с ролью 93 пациентов показало общую частоту ответа на уровне 56% с управляемой токсичностью. Нездоровые, достигшие полного ответа, достигнули долговременной безрецидивной выживаемости при среднем периоде наблюдения 31 месяц.

Новеньким подходом в адоптивной клеточной терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) является инфузия изолированных и измененных аутологичных CD4+ Т-лимфоцитом, которые активируют антигеном, ассоциированным с меланомой — NY-ESO-1.

У пациентов с рефрактерной метастатической меланомой CD4+ T-лимфоциты обеспечили долгосрочную ремиссию и показали противоопухолевую активность, в том числе против антигенов меланомы, хороших от NY-ESO-1.

Это на техническом уровне сложные способы исцеления, которые требуют разработки «персонально подобранного продукта» для всякого пациента, недель выкармливания клеточных культур, квалифицированного труда лаборантов и кропотливой подготовкой пациента.

Препятствиями на пути развития ACT сейчас являются денежные издержки, а их доступность ограничена лишь спец и субсидируемыми центрами, имеющими опыт в области иммунотерапии и управления токсичностью.

Наиболее того, иммунные клеточки можно на генном уровне сконструировать для экспрессии опухолеспецифического сенсора, вырастить в лаборатории и возвратить пациенту.

В данной процедуре нередко употребляются натуральные клетки-киллеры, лимфокин-активированные клетки-киллеры, цитотоксические Т-клетки и дендритные клеточки.

Стоимость исцеления необыкновенно высока, а единственной одобренной клеточной терапией (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление) является Sipuleucel-T, зарегистрированный для исцеления рака предстательной железы.

Современные эталоны исцеления прогрессирующей меланомы

Современное системное исцеление неоперабельной либо метастатической меланомы включает таргетную терапию (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) и иммунотерапию. Таргетная терапия (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление) была разработана для меланомы с мутацией в кодоне BRAF V600, которая находится приблизительно в 50% случаев.

В ряде исследовательских работ подтверждено, что более действенное исцеление для данной группы пациентов состоит из композиции ингибитора BRAF и ингибитора MEK.

Иммуноонкологические агенты, одобренные для рутинного клинического внедрения, включают три ингибитора контрольной точки:

• иммуноглобулин против CLTA-4 (ипилимумаб);
• два антитела против PD1 (ниволумаб и пембролизумаб);
• онколитический вирус талимоген лахерпарепвек (T-VEC).

Адъювантная терапия (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление)

До недавнешнего времени эталоном исцеления резецированной меланомы было исцеление интерфероном.

Последствия этого исцеления для выживания были ограничены.

Но размещенные результаты проекта EORTC 18071 изменили этот эталон.

В этом рандомизированном клиническом испытании III фазы сравнивалось применение ипилимумаба (10 мг/кг) с плацебо у пациентов, перенесших резекцию меланомы III стадии. В этом исследовании 951 пациент был случайным образом (1:1) назначен для исцеления ипилимумабом любые 3 недельки по 4 дозы, потом любые 3 месяца до 3 лет либо же до рецидива заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности), также на группу плацебо.

Частота пятилетней безрецидивной выживаемости составила 41% в группе ипилимумаба и 30% в группе плацебо. Общая 5-летняя выживаемость составила 65% в группе ипилимумаба и 54% в группе плацебо. Медиана безрецидивной выживаемости (RFS) в группе ипилимумаба была выше, чем в плацебо — 26,1 против 17,1 месяца.

Существенное улучшение было записанно в обеих популяциях: с макро- и / либо микрометастазами в регионарные лимфатические узлы. Эффект исцеления был еще наиболее приметным в популяции с изъязвлением первичного участка.

Побочные эффекты, связанные с исцелением, еще почаще наблюдались в группе ипилимумаба, чем на плацебо: у 54% пациентов отмечалась токсичность 3/4 степени по сопоставлению с 25% группы плацебо. У половины пациентов исцеление ипилимумабом было прекращено из-за заморочек сохранности, 5 пациентов погибли из-за токсичности.

В 2015 году адъювантный ипилимумаб получил одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых товаров и медикаментов США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) (FDA), но это исцеление имеет ограниченное применение из-за высочайшей оценки токсичности и цены: около 1 миллиона баксов за один курс исцеления на пациента.

С иной стороны, представленное в 2016 году освеженное исследование показывает на улучшение безрецидивной и общей выживаемости. Общая 5-летняя выживаемость в группе ипилимумаба составила 65,4% и была существенно выше, чем в группе плацебо — 54,4%.

В истинное время проводятся тесты антител против PD1 в адъювантных критериях.

В 2017 году говорилось, что ниволумаб, назначаемый клиентам с меланомой опосля лимфаденэктомии (IIIB, IIIC, IV), связан с улучшением безрецидивной выживаемости приблизительно на 10% при низкой токсичности по сопоставлению с ипилимумабом.

Тесты с применением композиций анти-CTLA-4 и анти-PD-1 длятся.

Будущие направления иммунотерапии меланомы

Варианты терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) первой полосы при прогрессирующей меланоме включают иммунотерапию антителами против PD1 (композиция блокаторов PD1 / CTLA-4 для специфичных подгрупп пациентов) либо таргетную терапию (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) ингибиторами BRAF и MEK при мутациях BRAF V600.

Химиотерапия на базе дакарбазина обязана рассматриваться лишь в наиболее поздних линиях терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания). Тем не наименее, данные о рациональном лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания) первой полосы (иммунотерапия либо таргетная терапия (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление)) на сей день недостаточны.

Новейшие иммунотерапевтичсекие агенты продолжают появляться фактически любой год, сразу вырастает размер клинических данных о новейших схемах исцеления.

Недозволено совершенно точно ответить на вопросец, какая терапия (Терапия от греч. [therapeia] — лечение, оздоровление) первой полосы оптимальна для всей популяции пациентов с прогрессирующей меланомой.

Ответ продолжают находить научные группы по всему миру, но их исследования обычно ограничиваются определенными подгруппами. К примеру, австралийское исследование Anti-PD1 Brain Collaboration (ABC) проводилось с ролью 76 пациентов с метастатической меланомой и вторичными опухолями в мозге.

Пациенты получали ниволумаб либо ниволумаб + ипилимумаб.

Показано, что композиция препаратов была наиболее действенной, с высочайшей частотой беспристрастного ответа 42% у бессимптомных и неврологически симптоматических пациентов. Активность ниволумаба + ипилимумаба была наибольшей тогда, когда это было исцеление первой полосы — опосля BRAFi / MEKi частота ответа составляла лишь 16%.

В исследовании Schreuer и соавторов пациенты, которые прошли таргетную терапию (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) и потом получали иммунотерапию, были пролечены композицией дабрафениба и траметиниба с частотой беспристрастного ответа 72%.

Лучшую терапевтическую опцию для исцеления меланомы представляет композиция блокаторов PD1 / PD-L1 и ингибиторов пути BRAF.

Длятся тесты, которые упростят исцеление пембролизумабом, дабрафенибом и траметинибом, также атезолизумабом (анти-PD-L1) с вемурафенибом и кобиметинибом.

Существует несколько иммуномодулирующих рецепторов как на поверхности лимфоцитов, так и в микроокружении опухоли (Опухоль (син. новообразование, неоплазия, неоплазма) — патологический процесс, представленный новообразованной тканью). Почти все из их могут служить возможными мишенями для активации противоопухолевого цитотоксического деяния иммунной системы.

Может быть, последующей более симпатичной мишенью в для иммунотерапии меланомы опосля пути PD1 / PD-L1 является индоламин-2,3-диоксигеназа (IDO).

IDO — это фермент, кодируемый геном IDO1, который участвует в катаболизме триптофана. Он катализирует ограничивающую стадию перевоплощения триптофана в N-формилкинуренин.

IDO, подобно PD-L1, высоко экспрессируется в плаценте человека, но часто находится в микроокружении злокачественных опухолей.

Доклинические данные свидетельствуют, что истощение триптофана, вызванное IDO, приводит к ингибированию пролиферации Т-лимфоцитов и увеличению активности Treg.

Эпакадостат является первым селективным пероральным ингибитором IDO, который проходит клинические тесты. На первом шаге тесты он показал приемлемый профиль токсичности, а в 7 из 52 случаев отмечено клиническое преимущество.

Эти и почти все остальные препараты против меланомы свидетельствуют о потенциале иммунотерапии как высокоэффективного исцеления завтрашнего денька.

Видео: иммунотерапия мелономы

Константин Моканов: магистр фармации и проф мед переводчик

Источник: medbe.ru