В Саудовской Аравии начинается хадж. В этом году в нем сумеют участвовать около тыщи паломников. Их количество сокращено из-за пандемии коронавируса. Стоит беспокоиться верующим из-за отмены паломничества к святым местам, телеканалу «МИР 24» сказал муфтий Москвы, основной имам Столичной соборной мечети Ильдар Аляутдинов.

— Как важен для мусульманина хадж?

Ильдар Аляутдинов: Непременно, хадж весьма важен. Мы осознаем, что есть 5 столпов религиозной практики мусульманина: понимание, существование Всевышнего Создателя, признание того, что Мухаммад – божий посланник, каждодневная пятикратная молитва, соблюдение поста месяца Рамадан, выплаты при определенных условия милостыни закят и 5-ый столп – главный постулат религиозной практики мусульманина – хадж. Для почти всех совершение хаджа – мечта жизни, непременно оказаться на этих землях, соприкоснуться со святынями ислама. Это весьма принципиальное предписание, и любой человек с особенным трепетом ждет момента, когда он там окажется.

Я, как имам, как муфтий, часто бываю в Мекке, в Медине, в крайнее время фактически любой год бываю в хадже, непременно, понимаю, как для людей осознание того, что они оказались там, как эти чувства значимы. Но необходимо принять ту действительность, которая есть, и отталкиваться от того, что мы имеем, есть волнение, переживание. С одной стороны, быть может, волнение поэтому, что у человека есть намерение оказаться там, но не вышло. С иной стороны, возникает вопросец для человека духовно обеспеченного – неуж-то мы так порочны, так мы отдалились от предписания Всевышнего, что Создатель не желает созидать нас на этих землях в качестве гостей? На самом деле, паломники – гости Всевышнего. Большая часть мусульман данной нам способности на нынешний денек лишается.

Это вопросец, который мы должны для себя задать: неуж-то на нынешний денек мы так порочны, что не заслужили этого права оказаться там? В остальном, если у человека было мощное намерение там оказаться, Всевышний воздает на базе намерения. Есть точное пророческое повествование на этот счет, что намерение человека верующего лучше его деяний иногда. В том смысле, что человек иногда что-то намеревается создать, но если даже он постарался соблюсти все нужные предпосылки, но у него не вышло, на базе его намерения Всевышний воздаст.

Жизнь у всякого из нас ограничена: мы не знаем, кому год, два, кому 100 лет осталось прожить. Даже те, кто в этом году намеревались совершить хадж, но, быть может, их срок в течение будущего года завершится, я с уверенностью могу сказать, что Всевышний их намерение воспримет конкретно как хадж.

Близкий знакомый говорил ситуацию, когда мы совместно оказались в хадже, он по возвращению, проникнувшись атмосферой, повстречал друга-бизнесмена и задал вопрос у него, сделал ли он хадж. Тот произнес, что еще не сделал, что нет времени, нет способности, что у него еще одна сделка на полтора млрд, что он ее окончит, а позже хадж совершит. Этот человек гласит ему, что самое основное – намерение. Все мирское приходит и уходит, сделай намерение, настройся, что ты последующий хадж совершишь. Человек гласит, что делает искреннее намерение. Увлекательная тонкость, что этот человек до последующего хаджа не дожил. Млрд, большой проект, но вместе с мирским принципиально не забывать о духовной составляющей. Но его намерение, может быть, явится решающим исходя из убеждений его вечности. Он настроился и отдал для себя обещание совершить последующий хадж.

Расстраиваться, переживать, беспокоиться не надо. Я тоже был готов лететь, настраивался, готовил свою группу, но не вышло. Я надеюсь, что Всевышний от нас воспримет это как совершенный хадж, воздаст нам благо в данной нам жизни и в вечности.

— Как люди больше воспринимают невозможность отправиться к святым местам?

Ильдар Аляутдинов: Любой по-своему. Любой человек находит оправдание собственному виду жизни, своим поступкам, грехам. Очень изредка бывает, когда люди молвят, что это им за грехи, что они лишились таковой способности. Если даже кто-то так задумывается, он задумывается это снутри себя, о этом открыто не заявляет.

Ситуация, которая происходит в мире, это некоторый призыв к тому, чтоб мы в очередной раз поглядели на свою жизнь, поступки, на свои устремления и намерения с иной стороны, просто проанализировали себя. Я не желал бы гласить, что это наказание нам. Наверняка, это все-же некоторое испытание, как почти все другое, что происходит вокруг нас, является испытанием нашей веры, уверенности в величии, могуществе Создателя. Дай Бог, чтоб это было благое испытание, когда мы всесторонне, в том числе духовно, растем, понимая, что происходит, почему то либо другое происходит вокруг нас исходя из убеждений религии, постулатов религиозных.

— Были ли случаи в истории, когда хадж отменяли?

Ильдар Аляутдинов: Как я понимаю, схожее было, в истории ислама просматривается, были различного рода эпидемии, которые в те годы уносили жизни весьма почти всех людей. Ученые воспринимали решение, что в мечети молящихся не пускать, чтоб мечети не являлись предпосылкой распространения эпидемии. Я думаю, постоянно люди с осознанием к этому относились.

— Почти все люди накапливают на хадж либо берут кредиты. Как им не впасть в отчаяние?

Ильдар Аляутдинов: Впадать в отчаяние недозволено никогда, хотя на нынешний денек есть много ситуаций, даже прозаических, когда человек как бы должен впасть в отчаяние, опускаются руки, человек гласит: «За что такое быть может?» Это и есть испытание на веру, как мы верим во Всевышнего. Вера – главный момент. Вера, которая помогает проходить достойно через любые тесты, в том числе через такое, когда у тебя было намерение совершить хадж, но ситуация не выстроилась.

Бывали ситуации, когда мы с группой паломников отчаливали в хадж, 20-40 человек, когда кто-то уже в аэропорту не мог улететь. Но расстраиваться недозволено, означает, на то была воля Всевышнего. Это Всевышний пожелал, и он это предписал, означает, так и обязано быть.

Источник: mir24.tv